<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярные</a>

Зависимость. Взгляд священникаЗависимость. Взгляд священника

Проблема зависимости имеет много разных сторон. Одно дело, когда человек имеет дурную наследственность, когда в его роду есть алкоголики, и он рождается уже с предрасположенностью к алкоголизму, с потенциальной зависимостью, которая может впоследствии проявиться. Зависимость здесь воспринимается как беда, в которой человек частично не виноват. Хотя и в такой ситуации он очень многое может сделать, чтобы не стать алкоголиком.

И совсем другое дело, когда здоровый человек, которого не толкала никакая наследственность, сам начал выпивать и скатился до алкоголизма, сам предпочел такой образ жизни. Он сделал свой духовный выбор и несет за него полную ответственность.

Зависимость — это типичная страсть. Но все-таки страсть — понятие более широкое, включающее в себя целый комплекс антропологических свойств и качеств личности. А в зависимости превалирует психологический аспект, определяющий отношение человека к тому или иному объекту. С аскетической точки зрения зависимость — это пленение. Человек, который становится рабом алкоголя, курения, наркотиков, отказывается от своей свободы — от свободы выбора, чувств, оценок, действий, попадает в плен, в ловушку.

Церковь стремится помочь зависимым людям сразу по нескольким направлениям. Первое — это, конечно, духовная помощь зависимым и членам их семей. Очень важно поддержать больного алкоголизмом или наркоманией пастырским словом, поддержать в церковных таинствах, включить его в евхаристическую жизнь.

Но этого недостаточно, потому что зависимому человеку необходима социальная реабилитация. Дело в том, что мы часто таким образом устраиваем свою жизнь, начиная от распорядка дня, заканчивая друзьями, которыми мы себя окружаем, что, даже если мы и захотим вырваться из своей зависимости, наша среда не позволит нам этого сделать. Поэтому Церковь организует всевозможные общества трезвости, реабилитационные центры, общества анонимных алкоголиков, наркоманов, которые действуют при храмах и монастырях. Часто люди приезжают в такие центры издалека, многие центры находятся в удалении от городской среды — и это позволяет человеку оторваться от привычного образа жизни, помогает укрепиться в своем стремлении вылечиться, помогает вернуться обратно уже другим человеком.

Проблема алкогольной зависимости — мы все люди грешные — увы, распространена и в священнической среде. Церковь этого не скрывает и тоже стремится бороться с этим пороком. Поэтому уже много лет существуют отдельные общества анонимных алкоголиков-священнослужителей.

Следующее направление, по которому в Церкви ведется борьба с зависимостью, тоже очень важное. Это духовная проповедь и работа по просвещению людей. В России существует целый культ алкоголизма. Он проявляется во всех сферах культуры и искусства — в литературе, в кино, в рекламе, он поддерживается в народе. Народ сверхлояльно относится к алкоголику, которому часто прощается то, что не прощается трезвому.

Сегодня очень важно вывести алкоголизм за рамки приемлемого в нашей культуре. И, слава Богу, в этом вопросе люди ждут от Церкви строгости. Мы пытаемся донести до людей, что подобное отношение к алкоголю и к другим психоактивным веществам — это ненормально, что нельзя обращать употребление алкоголя в национальный вид спорта или в образец правильного времяпрепровождения. Церковь должна внушать людям, что алкоголизм — это страшное зло, к которому невозможно относиться лояльно. И свидетельство Церкви о том, что алкоголизм — это тяжкий порок, должно звучать все громче и громче.

Что касается письма, которое «Фоме» прислала читательница, то в нем есть целая человеческая драма. Совершенно очевидно, что жить с алкоголиком — это настоящий ад, это чудовищно. И то, что женщины оставляют своих мужей-алкоголиков или, наоборот, мужчины оставляют своих жен-алкоголичек — такое тоже бывает, совершенно объяснимо, в этом нет ничего предосудительного. Даже если они любят друг друга, любят своего ребенка, жить вместе все равно невозможно. Но могу ли я посоветовать развестись читательнице, которая пишет, что не может оставить своего мужа? Разумеется, нет.

Чтобы давать конкретные советы, нужно видеть человека лично, нужно знать его историю как можно подробнее, нужно во многом вместе разбираться. В данном же случае, когда передо мной только одно письмо, состоящее из нескольких предложений, любой совет окажется грубейшим вмешательством в личную жизнь.

Именно поэтому Церковь всегда призывает искать опытного духовника, который будет близко знаком с жизнью человека, с его семьей, который будет смотреть на его проблемы с открытыми глазами. Потому что очень часто бывает следующая ситуация. Женщина приходит к батюшке и говорит: «Батюшка, у меня муж — алкоголик. Что мне делать — бросить его или остаться с ним?» И священник отвечает: «Ну конечно, надо остаться и бороться за достоинство этого человека и за спасение его души». Через два года эта женщина приходит к священнику совершенно изможденная и говорит: «Вот, батюшка, вы сказали остаться с мужем. Посмотрите, как он нас с ребенком измучил своим пьянством, посмотрите, на кого мы теперь похожи». Кто тут неправ — священник, который, возможно, не до конца разобрался в ситуации, или женщина, которая всю ответственность переложила с себя на того, кто взялся ей что-то советовать, — непонятно. Но очевидно, что всякий конкретный совет в такой ситуации — лишний.

Единственное, что я могу сказать Анастасии, исходя из ее письма, — что ей нужно максимально прояснять отношения между ней и мужем, прояснять чувства, которые они друг к другу испытывают, положение, в котором находится их семья, динамику алкогольной зависимости мужа. Они должны понимать, что с ними происходит. Для этого надо обращаться за психологической и духовной поддержкой. Письмо девушки вызывает у меня много вопросов: к примеру, я очень сомневаюсь, что психологи стали бы называть человека животным и убеждать, что нужно развестись, — потому что профессиональные психологи так не говорят. Ни в одной группе психологической помощи созависимым вы такого не услышите. Возможно, Анастасии стоит тщательнее отнестись к выбору специалистов, к которым она обращается. Но при этом ни психолог, ни врач, ни священник, ни родственник — никто не может взять на себя ответственность за то, чтобы советовать человеку расходиться или оставаться. Решение о своей жизни — это свободная воля человека.

И вот что еще очень важно. Конечно, зависимость — это грех, но надо не забывать, что это еще и болезнь. И, независимо от выбора — расходиться или бороться за спасение человека, очень важно крепко молиться за него как за болящего. И, возможно, как бы ни сложилась семейная жизнь Анастасии и ее мужа, молитва даст свои плоды.

протоиерей Андрей Лоргус,
практикующий психолог,
ректор Института христианской психологии (Москва)

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники

Читайте также

Те, для кого милосердие – образ жизни... «Те, для кого милосердие – образ жизни…» Сегодня завершилась VII межрегиональная конференция по социальному служению Русской Православной Церкви. В ...
Исцеление от порока алкоголизма... Количество страдающих людей от наркозависимости, алкогольного влечения неустанно растет с каждым днем, является главным бедствием 21 века. Многие ...
25 Рождественские образовательные чтения... 25 Рождественские образовательные чтения С 25 по 27 января 2017 года в Москве прошли юбилейные XXV Международные Рождественские образовательные чтени...
Стереотипы о наркоманах: где миф, а где правда?... Стереотипы о наркоманах: где миф, а где правда? Помимо самой зависимости – химической, психологической – наркоман связан мифами и клише. Часть быту...
Наркомания и алкоголизм — что делать?... Наркомания и алкоголизм - что делать? В 1952-м году всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала алкоголизм болезнью. Квалифицировав это ка...
Церковь проводит съезд участников проектов помощи ... Церковь провела съезд участников проектов помощи наркозависимым 6-7 октября в Москве проходит съезд центров православной реабилитации под председател...
Цитата
Календарь